Печать PDF

suka_vlast-1«Сука-власть», или Страх и трепет в поселке Прибрежном


Обитатели поселка Прибрежного живут в постоянном страхе. Их дома жгут по ночам вместе с людьми. Есть жертвы


На обугленных стенах один из погорельцев написал краской: «Где наши дома, сука-власть?». Вопрос так и остался без ответа. Все, на что хватило муниципалитета, это замазать краской вторую строчку воззвания. Слово «Где» так и осталось немым укором. Но ни расселять, ни защищать своих граждан «сука-власть» не спешит.

Два года назад в собственном доме сгорела пожилая женщина, фельдшер, и скончался тяжело больной человек, не пережив потрясения. В конце июля этого года из окна горящего дома выпрыгнул инвалид и сломал позвоночник.
Десятки семей, живущих в аварийных полусоженных домах на улице Парковой, не могут спокойно идти на работу: страшно, что, вернувшись домой, они не найдут своих детей живыми, а на месте своих квартир обнаружат пепелище.

Все началось лет 10 назад, когда на горизонте появилась компания «Техпромресурс». Ей передали земли у Калининградского залива, рядом с улицей Парковой. Незадолго до этого тамошние дачи и хозпостройки несколько дней горели как спички. А в 2008 году «Техпромресурс» начал застройку прибрежной полосы залива элитными коттеджами. Тогда компанию контролировал бывший депутат окружного Совета Игорь Маковский. За последние годы подрядчик сменился на «Балтштерн» (генеральный директор — некий Игорь Борисович Сишников). А дома продолжают гореть.

Сожгли все, что у нас было

Улица Парковая в Прибрежном застроена бараками-времянками 50-х годов прошлого века. В основном их давали работникам завода ЖБИ. «Жилье дали моей маме, когда она трудилась на заводе. Но она стала инвалидом — производственная травма. Новую квартиру мы так и не получили. В 1959 году нас вселили в эти дома. Там были клопы, ободранные стены, в течение многих лет мы сами все восстанавливали. Канализацию делали, колодцы чистили, штукатурили, красили... Четыре раза наш дом был в наводнении, семь лет вообще не отапливался. Нас поселили в эти дома как во временное жилье с последующим расселением. Но сначала нам продлили проживание на 20 лет, потом на 5, в итоге мы прожили здесь 52 года, пока наш дом не сгорел. У нас сожгли все, что у нас было», — рассказывает Татьяна Бирюк, одна из погорельцев дома № 24.

Понятно: земля — землей, но зачем людей заживо жечь?

В 2010 году жителям дома № 24 предложили расселиться. Но из двух квартир люди не захотели выезжать. Семьи большие, а предлагали всего по одной комнате. «26 декабря 2010 года у нас неожиданно загорелись двери подъездов. Мы вышли на мороз — кое-как потушили. Потом слышим: собака гавкает — выходим, опять дом горит. Отключили воду у нас и соседей, тушить нечем. Приехала пожарная машина, залила весь дом пеной. Только “пожарка” уехала, дом опять горит. Я говорю пожарным:  “Что — вы не можете как следует затушить огонь?” Отвечают:  “Нет, мы все хорошо залили”. Всю ночь потом стояли на морозе с иконами. И вот 26, 27, 28 декабря  — каждый день дом опять загорался. Мы не знали, как тушить, что делать. 2 января опять поджог! И вот они жгли, жгли, а мы стали патрулировать улицы по сменам, думали: все обойдется», — рассказывают жители.

«Понятно: земля — землей, она им нужна, наверное, но зачем людей заживо жечь?» — вздыхают погорельцы.

Поджог по расписанию

В ночь с 25 на 26 июля сгорел дом № 23. Неожиданным этот поджог назвать сложно. Газета «Дворник» еще в феврале 2011 года писала о том, что люди живут в страхе и опасаются поджогов: «И вот в прошлом году жильцы дома № 23 получили соответствующее постановление, согласно которому их должны переселить до 2013 года. Но в связи с пожарами возникла паника: люди боятся, что их дома сгорят, а жильцы будут вынуждены “временно” переехать не в новые».

Опасения жителей сбылись в точности.

«Когда должны были нас расселять, устроили поджог. Теперь нам заявляют: идите в маневренный фонд, для вас жилья нет.

Если я сейчас уйду, последнее сожгут. Писали заявление Мартынову, чтобы нам усилили охрану, но он отвечает, что штат полицейских полностью укомплектован, охрана правопорядка обеспечивается на должном уровне. Я не сплю ночами — патрулирую, приезжают наши соседи охранять. Потому что если опять подожгут, то вся улица сгорит», — рассказывает Татьяна Бирюк.

Жгли не дома, а жителей

Поджог 23-го дома устроили по всем правилам. «За неделю у нас пропала собака, потом исчезла вторая», — говорят люди.

Когда расправились с собаками, дверь дома облили горючей смесью и подожгли. Перед этим перекрыв водопровод и подперев двери.

Жительница сгоревшего дома Наталья Захаровна рассказывает о страшном дне поджога так:

«Ночью мы заметили, что из-под двери валит дым. Когда открыли дверь, весь подъезд был заполнен едким дымом. Естественно, я открыла окно и стала кричать всем о поджоге... Через 5 минут через дверь выйти уже было нельзя. Началась паника. Мы начали кричать и разбудили всех. Сосед из 19-го дома вызвал пожарных. Если бы пожарные приехали хотя бы на полчаса позже, весь поселок бы выгорел  — тут в каждой квартире стоят газовые баллоны.

Сосед-инвалид выбросился с окна, чтобы не сгореть, его не получилось поймать. Сейчас он в больнице, оперировать его нельзя, он просто лежит со сломанным позвоночником».

Неизвестные субъекты

Никто не проводил по этим поджогам никакого следствия. Между тем жители рассказывают, что по ночам видят неизвестных. Жители 14-го дома, после того как сгорел дом 23-й, стали нести ночной караул. В день поджога они видели две машины, одна из которых была с помятым бампером. Рядом с машиной стояли двое парней и девушка. В эту же ночь жители 3-го дома слышали, как один парень «невысокого роста, толстый, со светлыми волосами» сказал другому, показав на дом № 3: «В этом доме был, не получилось». «И только он это сказал, дом № 23 сразу загорелся», — рассказывает Тамара из дома № 3.

Последний дом № 3

Не хочется быть прорицателем, но ясно как божий день, что в очереди на сожжение стоит дом № 3. В этом уверены и жители. За этим домом развернулась грандиозная стройка. «Работают без выходных», — рассказывают жители улицы Парковой. Гудит новая строительная техника, грузовики без конца подвозят строительный материал. Вплотную к дому № 3 подходит новая широкая дорога. Жители понимают, что ее подвели не к старенькой полуразвалившейся хрущевке, а что трасса будет делать зигзаг на 90 градусов, никто не верит. Вывод один: их дом — последнее препятствие.

«Здесь наверху живут глухонемые люди. В еще одной квартире наверху бабка слепая. Семьи с маленькими детьми в других квартирах. Мы не спасемся», — уверены люди.

В июне дом № 3 пытались сжечь. Кинули открытый газовый баллон на лестничную площадку. Достаточно было бросить спичку, чтобы все разлетелось в щепки. Но жители увидели неизвестных в окно и спугнули. Полицию вызвали в час ночи, а участковый приехал только в 6 утра.

«К новому коттеджному поселку коммуникации тащить затратно. А у нас все есть, достаточно только уничтожить всех жителей», — делится опасениями Тамара.

Нас нигде нет

Жителям улицы Парковой удалось раздобыть план коттеджного поселка, который строит ООО «Балтштерн». Согласно этому плану, домов на улице Парковой и Рабочей просто не существует.

«Повезло» с депутатами

В Прибрежном, когда я приехал делать этот репортаж, меня встретили человек 20. Я чувствовал себя по меньшей мере депутатом. Люди обступили меня, стали показывать письма от чиновников — с отказами рассмотреть их проблемы. Людям нужно было высказаться.

Оказывается, когда они горели в своих домах, местные депутаты даже не встречались с ними. Если с Игорем Маковским все было понятно, то невнимание к проблемам избирателей со стороны других нардепов трудно объяснить.

Если верить сайту городской администрации, то депутат-единоросс Виктор Сизов «лично контролирует, как идет работа по оказанию помощи пострадавшим». Однако в чем этот контроль заключается, жители мне ответить так и не смогли. Они даже не смогли вспомнить имя своего заступника.

Вспомнили, что голосовали за коммуниста Галанина. Но и он до последнего момента не приезжал на встречу.
Заинтересованность в своих избирателях Галанин проявил после того, как я стал поднимать в соцсетях шум по поводу ситуации в Прибрежном. В пятницу, 10 августа, Галанин даже сподобился устроить встречу с жителями поселка. Но воодушевления приезд депутата у жителей не вызвал. «Он сказал нам, что у него мало времени, чтобы заниматься нами. Ведь он директор школы. Но зачем тогда было становиться депутатом?».

Справедливости ради стоит отметить, что комсомольцы по поручению Галанина написали заявление в прокуратуру. Но разве проблема не столь масштабна, чтобы заняться ею самостоятельно?

Хиты: 2795
 
© «Тридевятый регион» 2004 — 2019
Рейтинг@Mail.ru